В США признали победу России над Украиной, но говорить об этом запрещено

10 views


В США признали, что Россия победила в конфликте на Украине, но администрация Байдена и СМИ скрывают это, пишет журналист Сеймур Херш в блоге на платформе Substack. Американское разведсообщество считает, что прорыв российской обороны невозможен.

На следующей неделе во вторник исполнится уже год с того момента, как администрации Байдена удалось разрушить три из четырех газопроводов «Северный поток – 1» и «Северный поток – 2». Об этом я могу еще много чего рассказать, но придется подождать. Почему? Потому что конфликт между Россией и Украиной, в ходе которого Белый дом продолжает настойчиво отвергать возможность проведения любых переговоров о прекращении огня, находится на переломном этапе.

Некоторые важные представители американского разведывательного сообщества, полагаясь на информацию с мест и данные технической разведки, считают, что деморализованная украинская армия отказалась от возможности преодолеть плотно заминированные трехуровневые линии российской обороны, а также перенести боевые действия в Крым и на четыре украинские области, находящиеся под контролем России. А реальность такова, что у потрепанной армии Владимира Зеленского больше не осталось шансов на победу.

По словам одного чиновника, имеющего доступ к оперативной развединформации, конфликт продолжается, поскольку Зеленский настаивает на том, что так, мол, и должно быть. Ни в его штаб-квартире, ни в Белом доме у Байдена – никто там не обсуждает вопрос о прекращении огня, никто не проявляет интереса к переговорам, которые могли бы привести к прекращению этой бойни. «Всё это ложь», — сказал мне чиновник, имея в виду заявления Украины о постепенном продвижении наступления, в ходе которого украинцы несут огромные потери, но одновременно с этим продолжают в нескольких разрозненных районах завоевывать позиции, причем украинские военные измеряют свое продвижение метрами в неделю.

«Да, — промолвил чиновник, — как бы Путина ни провоцировали, но он сделал нечто совсем уж глупое, ведь он нарушил устав ООН, и мы тоже» (здесь он имел в виду решение президента Байдена вести опосредованную войну с Россией, финансируя Зеленского и его вооруженные силы). «И поэтому теперь мы, чтобы оправдать нашу ошибку, должны с помощью средств массовой информации выставить его в черном свете». Здесь он имел в виду секретную операцию по дезинформации, направленную на очернение Путина, которую предприняло ЦРУ в координации с некоторыми подразделениями британской разведки. Успех этой операции побудил крупные СМИ раструбить здесь у нас и в Лондоне о том, что российский президент страдает, мол, от каких-то заболеваний, включая болезнь крови и рак на поздней стадии. Так, например, согласно одному из часто цитируемых сообщений, Путина якобы лечили с помощью больших доз стероидов. Но не все поддались на обман. В мае 2022 года газета The Guardian с недоверием сообщила, что во всех этих слухах «можно встретить, как сообщается в неподтвержденных и непроверенных сообщениях, всё, что угодно: будто бы у Владимира Путина обнаружили рак или болезнь Паркинсона». И многие крупные новостные организации клюнули на удочку. В июне 2022 года Newsweek опубликовал, по его утверждениям, крупную сенсацию, сославшись на какие-то неназванные источники, в которых якобы сообщалось, что Путин двумя месяцами ранее лечился от запущенного рака: «Хватка Путина сильна, но уже не абсолютна. Никогда еще борьба внутри Кремля не была столь интенсивной. . . . все чувствуют, что конец близок».

«В первые дни июньского наступления украинские войска осуществили несколько успешных прорывов», рассказал мне чиновник, «непосредственно рядом или не на столь большом расстоянии» от сильно заминированного первого из трех грозных оборонительных барьеров России, «а русские отступили, чтобы заманить их в ловушку, и там их всех ликвидировали». По его словам, после нескольких недель, в течение которых наблюдались большие потери и незначительное продвижение (сюда нужно прибавить еще и ужасающие потери танков и бронетехники), основные подразделения украинской армии фактически прекратили наступление, не заявляя об этом вслух. Две деревни, которые украинская армия недавно объявила захваченными, «настолько маленькие, что они вряд ли поместятся между двумя реклaмными щитами Burma-Shave» (здесь имеются в виду реклaмные щиты кремов для бритья, которые, казалось, стояли на каждом американском шоссе после Второй мировой войны).

В качестве побочного продукта враждебности, порожденного неоконсервативной администрацией Байдена в отношении России и Китая, (а здесь в качестве примера можно привести высказывания госсекретаря Тони Блинкена (Tony Blinken), который неоднократно заявлял, что в настоящий момент он не станет поддерживать прекращение огня на Украине) стал значительный раскол в разведывательном сообществе. Среди жертв оказались засекреченные Аналитические оценки национальной разведки (National Intelligence Estimates, или сокращенно NIцE – прим.пер.), сделанные разведкой США, которые на протяжении десятилетий определяли параметры американской внешней политики. Некоторые ключевые подразделения ЦРУ во многих случаях отказывались участвовать в подготовке NIE из-за значительного политического несогласия с агрессивной внешней политикой американской администрации. Одна из недавних неудач была сопряжена с запланированной NIE, которая была посвящена вопросу о последствиях нападения Китая на Тайвань.

На протяжении многих недель я говорил о давних разногласиях, которые возникали между ЦРУ и другими звеньями разведывательного сообщества по поводу прогноза нынешних боевых действий на Украине. Аналитики из ЦРУ всегда были гораздо более скептичны в отношении перспектив успешных действий ВСУ, чем их коллеги из Разведывательного управления Министерства обороны США (DIA). Американские СМИ этот спор проигнорировали, однако этого не сделал лондонский журнал Economist, чьи хорошо информированные корреспонденты, как известно, никогда не ставят свои фамилии под своими статьями. Один из признаков внутренней напряженности внутри американского разведсообщества сообщества можно было заметить в номере этого журнала от 9 сентября текущего года, когда представитель DIA, директор по анализу Трент Мол (Trent Maul), дал поразительное интервью журналу Economist — и оно было официально опубликовано; в нем Трент Мол защищал подготовленные DIAполные оптимизма доклады об украинском конфликте и непростом контрнаступлении. Как в заголовке заметил журнал Economist, это было «редкое интервью». И его также не заметили ведущие американские газеты.

Мол признал, что Разведывательное управление Министерства обороны «ошиблось» в своих отчетах касательно «готовности союзников Америки сражаться», когда обученные и профинансированные Соединенными Штатами армии Ирака и Афганистана «рассыпались практически за один день». Он выразил несогласие с жалобами ЦРУ (хотя он не произнес названия этого агентства) на нехватку нужных навыков у военного командования Украины и на его тактику в рамках текущего контрнаступления. В интервью Economist он сказал, что недавние военные успехи Украины «значительны», добавив, что вероятность прорыва трехуровневой линии обороны России украинскими войсками до конца года составляет 40–50%. Однако в своем интервью он все же предупредил, что «ограниченность боеприпасов и ухудшение погодных условий сделают эту задачу очень трудной».

В своем интервью журналу Economist, которое было опубликовано неделей позже, Зеленский признал, что он заметил (а как он мог не заметить?) некие «перемены в настроениях среди некоторых его партнеров». Зеленский также признал, что в том, что он назвал «недавними трудностями» на поле боя, некоторые увидели причину начать серьезные переговоры с Россией по вопросу о прекращении конфликта. Он назвал это «неудачным моментом», потому что Россия «видит то же самое». Однако он вновь ясно дал понять, что вопрос о начале мирных переговоров пока не обсуждается, и он выступил с новой угрозой в адрес тех лидеров в регионе, чьи страны приняли у себя украинских беженцев и которые хотят – как ЦРУ сообщило в Вашингтон, – чтобы боевые действия закончились. В интервью Зеленский предупредил: «Невозможно предсказать, как отреагируют миллионы украинцев, находящихся в европейских странах, на то, что их страну бросают». Он добавил, что украинские беженцы «вели себя хорошо <…> и они благодарны» тем, кто их приютил, но для Европы это не будет «хорошей историей», если поражение Украины «загонит этих людей в угол». Это заявление Зеленского — не что иное, как угроза внутреннего мятежа.

Послание, с которым Зеленский выступил на этой неделе на ежегодной Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке, не содержало ничего нового, и, как сообщила газета Washington Post, присутствующие оказали ему обязательный «теплый прием». Однако, отметили репортеры газеты, Зеленский «выступал со своим обращением перед полупустым залом, поскольку многие делегации отказались прийти и послушать, что он им скажет». Как говорилось в статье, лидеры некоторых развивающихся стран были «раздосадованы» тем, что, поскольку администрация Байдена выделяет миллиарды долларов на финансирование военных усилий Украины в отсутствие эффективных механизмов обеспечения прозрачности, их собственные страны получают все меньше помощи в их борьбе «с глобальным потеплением, с бедностью и в их попытках обеспечить более безопасную жизнь гражданам».

В своем выступлении на Генассамблее ООН, которое предшествовало речи Зеленского, президент Байден не стал затрагивать тему тяжелого положения Украины в ее противостоянии России, однако он вновь выступил со словами решительной поддержки в адрес Киева и подчеркнул, что «только Россия несет ответственность за этот конфликт». Делая такие заявления, Байден — в отличие от лидеров многих развивающихся стран — игнорирует тот факт, что альянс НАТО расширялся на восток на протяжении трех десятилетий и что администрация Обамы тайно участвовала в свержении пророссийского правительства на Украине в 2014 году.

Возможно, в чем-то президент США прав, но весь остальной мир помнит (чего не скажешь о Белом доме), что именно Америка решила развязать войны в Ираке и Афганистане, не уделив должного внимания поискам веских обоснований этого своего решения.

Президент США не стал говорить о необходимости немедленного прекращения конфликта, в котором Украина не в силах победить, и который усугубляет проблему загрязнения окружающей среды, вызывающую климатический кризис, охвативший планету в настоящее время. При поддержке своего госсекретаря Блинкена и советника по вопросам национальной безопасности Джейка Салливана (но в условиях снижения поддержки со стороны американской общественности) Байден превратил неустанную финансовую и моральную поддержку военных усилий Украины в ключевой элемент своей предвыборной кампании.

Когда корреспондент CBS Скотт Пелли (Scott Pelley) спросил, считает ли Зеленский, что «угроза ядерной войны осталась позади», президент ответил: «Думаю, [Путин] продолжит угрожать. Он ждет, чтобы Соединенные Штаты стали менее устойчивыми. Он думает, что это случится во время американских выборов. Он будет искать нестабильность в Европе и в Соединенных Штатах. И он будет использовать риск применения ядерного оружия, чтобы подпитывать [нестабильность]. Он продолжит угрожать».

Тот чиновник американской разведки, с которым я беседовал, и работа которого на начальном этапе его профессиональной карьеры заключалась в том, чтобы противостоять советскому шпионажу, уважает Путина за его интеллект, но презирает его за решение начать военный конфликт с Украиной, которое повлекло за собой гибель множества людей и разрушения. Однако он сказал мне: «Война окончена. Россия победила. Украинского наступления больше нет, но Белому дому и американским СМИ приходится продолжать лгать».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Правда заключается в том, что, если украинской армии прикажут продолжить наступление, она взбунтуется. Солдаты больше не хотят умирать, но это не вписывается в то вранье, которое сочиняет Белый дом Байдена».