«Еще лет пять». Гурулев — обо всех острых углах СВО

675 views

Он всегда — откровенен. Самые важные моменты из последнего интервью депутат Госдумы, члена комитета по обороне, военачальника и в прошлом командующего 58-й армии Андрея Гурулёва.

(почему у США был такой важный расчет на это контрнаступление)

— … Речь не о боеприпасах, которые страны НАТО в состоянии поставить. Людской ресурс. Эта проблема для украинской армии первостепенна. Мы же видели все ролики, как украинских бедолаг ловят, бьют в морду и отправляют на фронт. Они не могут укомплектовать те части и соединения, которые находятся на фронте. Ведь мы вполовину уменьшили военный потенциал ВСУ. Это реальность. Она подтверждается количеством уничтоженной тяжёлой и лёгкой техники, материальных средств, личного состава, в том числе раненых.

И американцы пытаются прыгнуть в последний вагон, понимая, что на следующий год вопрос с людским ресурсом им уже не решить.

(при каких условиях Польша вступит в войну)

– В Польше готовится «второй эшелон». Они стремятся создать армейскую группировку в 300 тысяч человек. Это немало. Но вступление Польши в вооружённое противостояние с Россией будет как выглядеть? Как противостояние с НАТО? Вряд ли. США сразу себя обезопасят. Причем они говорят, что ни один американский солдат в этом конфликте не погиб. Погиб, и не один!

Но вступление Польши в войну с Россией – самоуничтожение польского государства. И какие бы там сумасшедшие руководители ни были, они даже при внешнем управлении не готовы на это решиться. Но на это можно решиться тогда, когда Россия будет проигрывать. Но Россия не проигрывает.

(о связи окопа с производством)

Директор танкового завода, который сейчас выпускает сильно модернизированные танки Т-62, держит прямую связь с командиром батальона. Через эту связь он чётко понимает, что хорошо, что плохо, как улучшить. Вот это дорогого стоит. К сожалению, это не везде так, но в целом мы уже насытили армию боеприпасами и беспилотниками.

(об эффективности наших ракет)

— При использовании высокоточных средств поражения, ATACMS и Storm Shadow, может быть перегружена система нашей противовоздушной обороны. Мы должны это прекрасно понимать. Одно дело – залп одной ракеты, а другое – десять или сорок сразу. У наших комплексов просто не хватит ракет и времени на перехват.

И ключевой здесь момент – упреждающие удары по аэродромам, местам складирования боеприпасов и размещения личного состава. Все это уже происходит.

Единственный момент, который не учитывается, – это то, что все эти удары надо снимать на видео. Нам это ничего не мешает. Потому что украинцы кричат, что всё сбивают. Но вот реальный коэффициент поражения – 0,9. И это очень хороший коэффициент.

Это обязательно надо людям показывать. Во-первых, наш народ должен понимать, что мы врага долбим и делаем это правильно. Во-вторых, это надо показать Западу, что наше вооружение мощнее и толковее. В-третьих, украинское общество должно понимать, что рано или поздно у них вообще всё будет снесено. Не надо этого стесняться.

«Еще лет пять». Гурулев — обо всех острых углах СВО

«Еще лет пять». Гурулев — обо всех острых углах СВО

(о применении ядерного оружия)

— У нас есть тактическое и стратегическое ядерное оружие. Последнее предназначено исключительно для США. Они прекрасно знают, что после этого их не будет. Вариантов противодействия нет.

Тактическое ядерное оружие – это всё, что не долетает до США. Диаметр сплошного поражения – до трёх километров. Это наше оружие. Мы всей страной недоедали, но ядерное оружие создали. Конечно, применение ядерного оружия – это политический фактор. У меня руки чесались, когда эта банда собралась под Работино. Надо было отправить туда штук пять-шесть. И вся эта группировка была бы уничтожена. Причём без заражения местности. Ничего бы не было, мы бы спокойно продвинулись вперёд, собрали трофеи и пошли дальше.

Вот мы сегодня мучаемся с аэродромом Староконстантинов. По нему сколько уже лупят. И всё равно они эти самолёты прячут. А если бы прилетел туда ядерный снаряд, там вообще ничего не осталось бы. И мы не ломали бы голову, что к нам прилетят какие-то Storm Shadow.

(о получении Украиной ядерной бомбы)

– Думаю, ядерное оружие Украине могут подсунуть под видом разработки внутри страны. Это надо предполагать. Подсунут тактическую бомбу, которую на самолёте можно запустить. И прилетит нам в любой региональный центр. Что, весело будет? Тогда мы будем применять?

(о целях СВО)

— Мне очень понравилось заявление Сергея Лаврова. Мол, ребята, если вы считаете, что надо решать конфликт вооружённым путём, мы готовы. Я вообще не вижу никаких условий для переговоров. С кем говорить? С нацизмом можно говорить только одним способом. Это его уничтожение. Должна быть полная капитуляция Украины. И то, что сейчас происходит на фронте, в промышленности и обществе, – это всё предпосылки к нашей победе.

Я чувствую и вижу. Сейчас ситуация переломилась. Когда беседуешь с родственниками тех, кто погиб в зоне СВО, знаете, что они говорят? «Вы главное до конца додавите. Раз уж начали. Ни в коем случае не останавливайтесь». После этого о чём вообще можно разговаривать?

(о закулисных переговорах)

– Любые подковерные игры были и будут. Это происходило и во время Второй мировой войны, и Первой. Думаю, есть и сейчас. Где-то за горизонтом. Но, на мой взгляд, мы прошли рубеж, сейчас либо они нас, либо мы их. Не дай Бог, мы остановимся на сегодняшних рубежах. Через год-два их напичкают оружием, и мы тогда замучаемся всей страной разгребать.

(о мобилизации)

– А зачем? 320 тысяч добровольцев-контрактников набрали. Понятно, кто-то ранен, кто-то заболел и всё остальное. Но у нас 70% раненых восстанавливаются и встают обратно в строй. Того количества, что мы имеем, нам хватает.

(о том, когда завершится СВО)

Еще лет пять. Я не понимаю тех рубежей, на которых она может завершиться. Это не меньше западных границ Украины. Но возможны варианты. Сегодня угрозы довольно серьёзные. От Финляндии, которую делают такой же Украиной, накачивая оружием и строя инфраструктуру НАТО, до Арктики. Там начинаются серьёзные шевеления американцев. Про Закавказье говорить не буду, все и всё прекрасно знают.

Тайваньская проблема никуда не делась. И если она начнётся, громыхнёт куда сильнее, чем СВО. Там будут далеко не одна, не две и не три страны задействованы.

Когда Гурулев говорит о еще пяти годах СВО, то, по-видимому, он имеет ввиду зачистку включительно — Западной Украины. Так даже после победы в Великой Отечественной войны у советской власти это заняло минимум 12 лет. С 1944 по 1956 года советскими органами госбезопасности было убито около 155 тысяч боевиков УПА…