Всем остальным придется подождать: Путин раскрыл свои тайные планы

37 views

«Высоко оцениваем сбалансированную позицию китайских друзей в связи с украинским кризисом. Понимаем ваши вопросы и ваши озабоченности на этот счёт. В ходе сегодняшней встречи, конечно, подробно разъясним и нашу позицию по этому вопросу» — в этих словах Владимира Путина в ходе вступительной части его встречи с председателем КНР товарищем Си содержится самый прозрачный и явный намек на то, что чуть позднее произошло во время закрытой части их беседы.

Есть простые вопросы, на которые иногда очень сложно дать простой ( или даже непростой) ответ. Применительно к специальной военной операции РФ на Украине такой «простой вопрос» звучит сейчас так: а что, собственно, происходит? Мы знаем, что происходит, с точки зрения Украины. Мы знаем, что происходит, с точки зрения Запада. Но мы совсем не знаем, что происходит, с точки зрения высшего российского руководства и верховного руководителя этого самого руководства — Владимира Путина.

Разумеется, если смотреть на ситуацию чисто формально, то недостатка публичных заявлений российских чиновников о том, что происходит на фронтах специальной операции, напротив, совсем не испытывается.

Есть Дмитрий Анатольевич Медведев, который постоянно «отливает в граните». Есть еще посол России в Швеции Виктор Татаринцев — не очень дипломатичный дипломат, которому явно близок стиль ораторского мастерства бывшего президента и премьера РФ. Незадолго до начала специальной операции «наш человек в Стокгольме» отметился следующим заявлением: « Извините за язык — но мы плевали ( в оригинале было использовано другое словечко, описывающее то, что люди обычно делают в тиши туалетной комнаты) на санкции Запада».

И вот вам новая правда-матка от посла Татаринцева в беседе с местными журналистами: «Со стороны России — это специальная военная операция, а не война. Если Россия начнет настоящую войну, то Украине придет конец очень быстро… Мы побеждаем. Так и запишите». Записали, уважаемый господин посол, слово в слово записали — но легче почему-то от этого не стало. Возможно, кому-то (например, самому послу Татаринцеву) подобная риторика кажется весьма эффективным способом воздействия на общественное мнение. Однако, выражусь дипломатично, это довольно спорная точка зрения.

Конечно, главная цель Путина — это не воздействие на общественное мнение и не его успокоение. Главная цель Путина — успешно завершить специальную военную операцию. И то, что в рамках достижения этой цели Кремль держит сейчас тех, у кого, если использовать жаргон спецслужб, отсутствует need to know (в не совсем буквальном переводе — абсолютная необходимость в обладании этой информацией) на сухом информационном пайке, не должно вызывать особого удивления. Но Си Цзиньпин — это в глазах ВВП точно человек, чье need to know (простите мой ломаный английский) носит стопроцентный характер.

«Перед лицом невиданных за всю историю колоссальных перемен нашего времени в мировом масштабе мы готовы с российскими коллегами показать пример ответственной мировой державы и сыграть руководящую роль, чтобы вывести столь быстро меняющийся мир на траекторию устойчивого и позитивного развития» — заявил председатель КНР на той же вступительной части своей встречи с Путиным. Заявил — и, я убежден, совсем не кривил душой. При нынешней международной конфигурации — Запад очень жестко прессует Россию и менее жестко, но не менее настойчиво и последовательно прессует Китай — Москва и Пекин это естественные партнеры и союзники. Однако, в зависимости от степени геополитической успешности каждого из членов партнерства, союзнические отношения могут приобретать самые разные формы.

В сентябре 2004 года, реагируя на страшный террористический акт в Беслане, Владимир Путин заявил: «Нужно признать, что мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом. Во всяком случае, не смогли на них адекватно среагировать. Проявили слабость. А слабых – бьют».

Сегодня оппоненты (да что там — злейшие враги) Москвы в Киеве и на Западе примерно в тех же самых выражениях описывают ситуацию, в котором сейчас оказалась наша страна. Уверен, что лидер Китая хотел услышать из уст Путина подробные и убедительные аргументы, доказывающие, что это совсем не так. Уверен также, что рядовые граждане РФ хотят ровным счетом того же самого. Но отнесемся с пониманием к тому, что нам придется подождать.

P.S. Уже после написания этого текста президент РФ сделал целый ряд важных публичных заявлений о том, что происходит на Украине и вокруг Украины. В том числе «план спецоперации корректировке не подлежит. Основной целью является освобождение всей территории Донбасса. У нас наступательная операция на самом Донбассе-то не прекращается.» «Мы действительно сдержанно отвечаем, но до поры до времени».

Но думается, что лидер Китая все равно узнал от ВВП на эту тему гораздо больше.