Украина продала в Испанию 85 детей из детского дома под Мариуполем

50 views

Польская правозащитница Иоанна Пахвицевич рассказала, что детей из детских домов Украины продают в Европу, чтобы на них зарабатывать.

Пахвицевич подчеркнула, что занимается этой темой давно. И с начала спецоперации по защите Донбасса она уже знала, что такие ситуации будут и что их периодичность прогрессирует.

«Мне уже в прошлом году, в июне, попали в руки документы о продаже полного детского дома в деревне недалеко от Мариуполя. Испании этот детский дом продали. Я имею в виду именно 85 детей из детского дома», — рассказала Пахвицевич.

По словам женщины, это лишь очередное доказательство, что продажа детей в европейском регионе процветает. Она также объяснила, что в Европе и Великобритании разработана специальная система, которая позволяет забрать ребенка из семьи под прикрытием принципа защиты прав детей. Речь о ювенальной юстиции, указала Пахвицевич.

«Забирают детей из семей, потом там начинается весь процесс, как и откуда деньги получают: на адвокатов, на социальные службы, которые забирают детей. Они получают себе каждый за то, что они заботятся об этих детях. Ну и вот так это работает», — пояснила собеседница, подчеркнув, что схема охватила в том числе детей украинских беженцев.

Накануне первый заместитель постоянного представителя России при организации Дмитрий Полянский заявил, что в постпредство РФ при ООН за последний месяц поступило большое количество обращений от украинских беженок из Европы с просьбой вернуть детей, изъятых властями европейских стран.

На эту тему дала комментарий председатель Белорусского союза женщин Ольга Шпилевская. «К мамам и детям в Европейском союзе особое внимание. Там часто дети изымаются из семей по разным причинам, даже если у мамы просто не хватает денег на содержание ребенка. Ювенальная юстиция, которая там работает, — это яркий пример своеобразной защиты детей от родителей, когда по любой надуманной причине ребенок изымается из семьи. Кто сказал, что на иностранцев, которые проживают на той территории, будут распространяться другие законы? Там всегда они были жесткие: нельзя оставлять ребенка одного на какое-то непродолжительное время. И в то же время там нет трехгодового декретного отпуска для того, чтобы мама могла находиться как можно дольше с ребенком», — отметила она.

Шпилевская сказала, что в Европейском союзе общество вообще не направлено на семью и там нет такого понятия, что ребенок должен обязательно жить в родной семье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Ребенок, скажем так, условно является достоянием государства. Поэтому если ему плохо, они не считают, что ему в любом случае будет хорошо с родителями. Это наша страна дает второй шанс мамам, которые оступились. Мы даем им шанс для того, чтобы у них была возможность вернуть ребенка в семью. Мы трудоустраиваем женщин, занимаемся ей, чтобы она встала на путь исправления. Потому что мы понимаем, что в любом случае, какая бы она ни была, она является мамой. И ребенку всегда будет лучше с мамой и в семье. В Европейском же союзе так не работает. Там нет института семьи и нужного к нему отношения. И поэтому, прежде чем мы что-то делаем, мы должны не только представлять картину о том, что «вот мы приедем — и будет так классно». Нужно понимать, что законы там жесткие, а за их нарушение также идет точно такое же жесткое наказание. У нас в стране есть варианты, там же их нет. Особенно тех, которые касаются детей. Поэтому можно у нас в новостях видеть, как дети приезжают из Донецка, как они отдыхают у нас и что они говорят. Ведь самое важное — это то, что ребенок говорит. И когда мы видим у них слезы, то понимаем, что дети приехали и впервые увидели, что такое мирная и спокойная жизнь, а ведь многие из них даже и не видели такую жизнь. Потому что это дети, рожденные уже после 2014 года, которые вообще не понимают, что значит жить в мирное время», — резюмировала председатель Белорусского союза женщин.