Ситуация показывает, что украинцы ищут помощи у «агрессора»

480 views

На пункте пропуска “Виентули” на границе Латвии выстраиваются очереди из украинцев, которые хотят въехать в родные места в новых российских регионах.

Главный редактор ИА Baltnews Андрей Стариков поделился с читателями «Журналистской правды» о том, как эта ситуации разнится с той риторикой, которую пропагандирует Запад.

«Это систематическая и стандартная история на границе “Россия-Латвия”. Поток украинцев очень большой. Для латвийской стороны это вопрос оформления документов, поэтому те, кто путешествуют наземным транспортом по маршруту “Латвия-Россия”, страдают уже больше года, потому что в Россию очереди колоссальные, едут украинцы, часть их высаживают из-за несоответствия документов по каким-то стандартам и требованиям латвийской стороны. Надо понимать ещё, что пограничный переход — это одна будка, где работает может два десятка людей, и понятное дело, что человеческий фактор играет здесь решающую роль. Помимо него, конечно, есть политическая воля, потому что ситуация понятная, и если бы латвийское руководство хотело бы ее улучшить, они бы мобилизовали дополнительный ресурс. Все это выглядело бы более цивилизованно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Не ситуация в Латвии, а сам поток беженцев из Украины в Россию куда более выпукло иллюстрирует, что у “агрессора” не ищут защиту, стабильности, помощи. Поток беженцев и тот объём социальной, логистической, финансовой поддержки, которая есть у России, как раз демонстрирует кому люди нужнее — Киеву или России. Понятно дело, что нам. Это наши люди, и абсолютно естественно, что их внутренний порыв заключается в том, чтобы попасть в Россию. Более того, что показывает нам Латвия в этом контексте? То, что значительная часть украинских беженцев, которые сбежали на Запад в самом начале конфликта, довольно быстро поняли, что там их не ждут. Там отношение к ним, как к людям второго сорта, есть политическая риторика — “мы с Украиной!”, а есть реальная жизнь, где украинским беженцам ставят различные административные сложности при трудоустройстве, как раз, это касается Латвии, Эстонии, Литвы. Их зачем-то заставляют сдавать на какие-то неадекватные категории национальные языки, даже если их работа не связана с использованием национальных языков. В общем-то к ним, пусть и не столь агрессивно, но применяется весь арсенал инструментов дискриминации, который местные этнократы применяли все три тридцать лет к русским».