Будет ли у обороны новый министр?

640 views

Просмотрев различные опросы и почитав комментарии, пришел к выводу, что мнение народа разделилось едва ли не пополам. Нет, конечно, все против этого безумного «похода на Москву», но процентов 40 точно остаются при мнении, что Пригожин все говорил правильно и он тот, кто нам обязательно нужен.

И это — очень плохо. Что страна в такой оценке разделилась пополам. Если бы только Пригожин не остановился, то это точно был бы 17-й год, который упомянул Владимир Путин в своем обращении к народу. Тогда на германском фронте мы вообще-то готовили наступление и никакой катастрофы там не было. Но определенные силы развернули винтовки в обратную сторону — для того, чтобы свергнуть «олиграхов».

И сейчас бы было именно так. Раз страна поделилась поровну, значит опять началась бы гражданская война — с «красными» и «белыми». Пригожинцы были бы «красными», а те, кто за власть и стабильность — «белыми». И все это усугубилось бы прорывом фронта, позорным миром и новой Чеченской войной, где одни чеченцы стояли бы за Путина, а другие чеченцы, «украинские», стали бы махновцами, сражаясь против всей России.

Но Пригожин, слава Богу, остановился. То ли в телефонном разговоре понял, что это может быть его последний поход, то ли — что народ в целом оказался не готов внести его в Кремль на руках, хотя это было главное, на что он рассчитывал. На поддержку народа, которого он в течении полугода к себе приучал.

Но в Ростове, например, ему точно оказались не рады, о чем уже сообщил Иосиф Пригожин, получивший тысячи посланий. После очередного «Убирайся с Ростова» Иосиф решился на смену фамилии. Выбрав — фамилию жены — Валерии.

Но многие, повторюсь, поддержали Пригожина. «Ну, он же за народ! Надо просто отдать ему министра обороны и начальника Генштаба — и всё!».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Но вы точно уверены, что на этом все закончится? И что завтра Пригожин не потребует убрать не понравившихся ему Мишустина, Патрушева или Путина? Тоже их «выдадим», лишь бы он не сердился? Любой враг мечтает обезглавить нашу армию, и мы бы прямо сейчас это сделали бы собственными руками. Да что говорить! Достаточно просто посмотреть, на чьей стороне в этом притовостоянии оказались Запад, Украина или те же Каспаров с Ходорковским — и сразу как-то голова проясняется! Но из-за Пригожина, конечно, наша страна понесла колосальный репутационный урон. Мы в этом момент были похожи на Африку или Латинскую Америку. Страна продемонстрировала институциональную слабость. А система «ближнего круга», созданная за эти десятилетия — нежизнеспособность. Выстраиваемая на протяжении 30 лет клановая система управления с многочисленными договорнячками между кадровыми «обоймами», завязанными на высших чиновников или олигархов/глав госкопрпораций (клановых лидеров), в которой президент исполняет функции арбитра, едва не развалилась. И многие из этой системы бежали за билетами в Турцию.

Расстроило то, что урегулировал ситуацию Лукашенко, а не тот, кому как раз и надо бы было проявить всю свою силу и авторитет. Показать эту силу и России, и миру.  Как тогда — двадцать с лишним лет назад, когда он был молод, и не постеснялся сесть за стол переговоров с чеченскими еще в тот момент террористами.

Ведь примерно этого же мы требовали еще не так давно от Порошенко и Зеленского — чтобы они сели за стол переговоров с мятежниками из Донбасса и Луганска.

Обидно еще то, что всего этого ведь можно было избежать. Если б к призывам «композитора» Верховный прислушался раньше. Возможно, достаточно было лишь встречи втроем…

Пригожин стучался во все двери. Писал письма. Ждал, когда его позовут в Думу, как обещали…

Но несменяемость отдельных чиновников самого высокого ранга оказалась ценностью выше безопасности страны.

Еще расстроило то, чем задался в своей телевизионной программе Владимир Соловьев: «А как так получилось, что все разворачивалось столь стремительно и почему препятствий никаких, по сути, не было?». Неужели огромная государственная система настолько запущена, что уже не в состоянии хоть что-то противопоставить пускай малочисленной, но очень гибкой, слаженной и высокомотивированной структуре с хорошей системой управления?

Сейчас, конечно, больше всего всех интересует, что будет дальше с Пригожиным и Шойгу? Как поступит Верховный?

По поводу Пригожина

Когда-то Владимира Путина спросили: «Что вы не можете простить?». Он некоторое время подумал — и ответил «Предательства!».

А генерал Гурулев на передаче у Соловьева сказал, что «у Пригожина и его командира, Димы Уткина, того самого «Вагнера», есть теперь только один выход — застрелиться«. При этом, как выяснилось, ЧВК «Вагнера» начиналась во многом именно под командованием Гурулева, в Сирии, в составе 150 человек, и он, естественно, хорошо знает обоих.

По поводу Шойгу

Да, менять Министра обороны прямо сейчас — под давлением и требованием противной стороны — это удар по авторитету власти. Но с другой стороны, не является ли выполнение условий с отставкой Шойгу тем компромиссом, на который согласился Пригожин? Пусть не сейчас, но месяца через три… В СМИ уже просачивается некоторая информация о тех договоренностях, которые были достигнуты во время разговора с Лукашенко (естественно, решение было за Путиным).

Пока, по неподтвержденной информации, должности, судя по всему, оставят те, кто так не нравился «композитору». На их место, могут поставить Дюмина, который тоже участвовал в переговорах, и  «Армагеддона» Суровикина. Кто на какую должность претендует – нетрудно догадаться…