Кто стоит за Пригожиным, или Почему вагнеровцы не стали брать Москву

1.2k views

Суббота 24 июня войдет в историю: все-таки не каждый день в России происходят мятежи. А если быть более точным, то «марш справедливости» ЧВК «Вагнер» (по определению ее руководителя Евгения Пригожина) – вообще первый бунт за все долгое правление Владимира Владимировича (включая рокировку с – ныне популярным блогером – Дмитрием Анатольевичем). Поэтому, думается, ему будет посвящена в будущем учебнике аж целая глава (учитывая роль Евгения Викторовича не только в СВО, но и его предыдущие заслуги в Сирии, Ливии, ЦАР). Однако куда интереснее другое: под каким соусом будет подаваться это блюдо и, что самое интересное, будут ли преданы огласке его тайные ингредиенты, ибо на настоящий момент белых пятен и темных мест в этой истории – с избытком.

Итак, что вообще произошло?

В двух словах история следующая. В пятницу 23-го в телеграм-каналах, связанных с ЧВК «Вагнер», появилось видео, в котором говорилось, что по тыловому лагерю вагнеровцев был нанесен ракетный удар силами Минобороны РФ (при этом сам удар заснят не был, показывались только его последствия). Комментируя это видео, Евгений Пригожин заявил, что «мы были готовы пойти на уступки Минобороны, сдать оружие и найти решение, как мы дальше будем защищать свою страну», но «нас подло обманули». «Эти мрази нанесли ракетные удары по нашим тыловым лагерям. Погибло огромное количество наших бойцов. Мы примем решение, как ответим на это злодеяние. Следующий шаг за нами», – предупредил/пригрозил руководитель вагнеровцев (при этом уточним, что Минобороны РФ опровергло информацию об ударе).

Спустя совсем непродолжительное время Пригожин сообщил, что на совете командиров «Вагнера» было принято решение о том, что военное руководство РФ (под оным подразумевались министр обороны Сергей Шойгу и начальник Генштаба Валерий Герасимов) должно понести наказание за военные провалы на фронте. Причем, как добавил Евгений Викторович, «Вагнер» «будет уничтожать всех, кто встанет у него на пути». А путь – он оказался до Москвы, в сторону которой на следующий день (то есть уже непосредственно в субботу) и понеслись две колонны вагнеровцев с тяжелой техникой (до этого, днем ранее, ими был взят Ростов). Этот поход Пригожин назвал «маршем справедливости», а президент РФ Владимир Путин – мятежом и «ударом в спину».

Но до российской столицы вагнеровцы не дошли: за пару сотен километров до нее колонны повернули назад по приказу Евгения Викторовича. Как сообщила пресс-служба Александра Лукашенко, «президент Беларуси… по согласованию с президентом России провел переговоры с руководителем ЧВК «Вагнер» Евгением Пригожиным». «Переговоры длились в течение всего дня. В результате чего пришли к договоренностям о недопустимости развязывания кровавой бойни на территории России. Евгений Пригожин принял предложение президента Беларуси Александра Лукашенко об остановке движения вооруженных лиц компании «Вагнер» на территории России и дальнейших шагах по деэскалации напряжения. На данный момент на столе – абсолютно выгодный и приемлемый вариант развязки ситуации, с гарантиями безопасности для бойцов ЧВК «Вагнер»», – говорилось в сообщении.

Чуть позже Евгений Викторович подтвердил договоренности с Александром Григорьевичем: «Наступил момент, когда кровь может пролиться. Понимая всю ответственность за то, что может быть пролита русская кровь с одной из сторон, мы разворачиваем свои колонны и уходим в обратном направлении в полевые лагеря согласно плану», – заявил он. То есть по итогам договоренностей с белорусским президентом Пригожин сворачивал свой «марш справедливости», в обмен на что получал гарантии безопасности (из Ростова он переместился в Белоруссию), причем, по сообщению российской стороны, с него должны были снять все обвинения и закрыть уголовное дело, которое было заведено (дело покамест не закрыли).

Вот и вся история. Хотя для понимания контекста нужно добавить, что конфликт Пригожина с Минобороны длился не первый день. Евгений Викторович был одним из немногих, кто открыто критиковал действия военного руководства касательно проведения СВО, а также обвинял в том, что Минобороны не обеспечивает ЧВК «Вагнер» (особенно эти обвинения стали жесткими, когда вагнеровцы воевали за Бахмут) должным количеством тяжелой техники и боеприпасов. По мнению многих аналитиков, Пригожин параллельно военной кампании вел и политическую игру, пытаясь взять контроль над Минобороны, сместив Шойгу и Герасимова и поставив вместо них своих людей, тем самым в условиях СВО набирая очень существенный политический вес. Но после того как приказ Шойгу о том, что до 1 июля все ЧВК (а после начала СВО РФ, кроме «Вагнера», появилось еще несколько) должны заключить контракты с Минобороны, то есть по сути перейти под его контроль, поддержал президент, стало ясно, что Евгений Викторович свою партию проиграл. И именно этим якобы и объясняется его демарш: тем, что Пригожин не хотел терять лицо (ходили слухи, что он пытался согласовать переход под Росгвардию, но в Кремле отвергли это предложение, буквально подтолкнув его к активным действиям).

И вот тут начинаются пробелы. Начнем с очевидного: если корень «марша справедливости» лежал сугубо в имиджевых издержках (ну или полной потери репутации), то почему руководитель «Вагнера» дал приказ о его прекращении? На первый взгляд, ответ на этот вопрос достаточно прост. Пригожин обманулся в своих ожиданиях, не встретив массовой поддержки: с одной стороны, гражданские бунт «Вагнера» встретили довольно прохладно, даже с долей негатива (это было видно по жителям Ростова), с другой – перехода военных на сторону «маршевцев» не наблюдалось, и с третьей – политической поддержки Пригожин тоже не получил (не считая российской оппозиции за рубежом в лице Михаила Ходорковского*).

Но, во-первых, такой сценарий следовало брать за базовый и быть к нему готовым (надо полагать, что дефицита в аналитиках Евгений Викторович не испытывал). К тому же если ставка делалась на вариант с массовой поддержкой, то тогда возникают вопросы с подготовкой к мятежу даже по части риторики Пригожина, которая точно не могла всколыхнуть большинство (было явно недостаточно антиэлитной риторики, не в пользу Пригожина звучали призывы к тотальной мобилизации, отсутствовала позитивная программа, могущая заинтересовать «среднего» бедного россиянина и так далее).

Во-вторых, отказ от «похода на Москву» после его объявлении не слишком-то способствовал сохранению репутации (что входит в противоречие с исходным постулатом о том, что послужило причиной мятежа).

В-третьих, поход «Вагнера» не вызвал активизации ни военных, ни силовиков (включая ОМОН, «Альфу» и другие спецслужбы, которые теоретически могли быть брошены на устранение бунтовщиков). По сути, путь был беспрепятственным.

В-четвертых, марш не был чем-то стихийным, как бы это не пытались так представить. За пару месяцев до этого Пригожин значительно активизировался в публичной плоскости, ездил чуть ли не по всей стране, давая интервью. Приблизительно в то же время разгорелся скандал с недоукомплектацией техникой и боеприпасами отрядов «Вагнера», то есть можно предположить, что руководство ЧВК именно тогда и запаслось впрок вооружением на случай, если оно понадобится для решения «внутренних проблем». Более того: бросается в глаза спланированность и в отношении самой реализации «марша» (сам Пригожин окопался в Ростове, отвлекая на себя внимание, в то время как две колонны с разных сторон мчались по направлению к Москве).

В-пятых, удивляет какая-то даже не то чтобы нерасторопность, а слепота Кремля: о том, что конфликт между Минобороны и Евгением Викторовичем может выйти за пределы словесных залпов, некоторые аналитики писали уже давно. Причем приготовлений Пригожина ну просто нельзя было не заметить.

В-шестых, вряд ли стоит думать, что Евгений Викторович на все сто процентов самостоятельный игрок. То есть, по всей видимости, он действовал в согласовании с одной из «башен Кремля» и, надо думать, одной из силовых (не будем забывать, что сам «Вагнер» был сформирован под нужды ГРУ и их силами).

И, наконец, в-седьмых, о реальности угрозы захвата столицы говорит то, что многие олигархи и некоторые члены правительства в срочном порядке «эвакуировались» из Москвы, едва стало известно, что вагнеровцы пошли на Москву. То есть было все серьезно.

Таким образом, получается, что сия кампания, предположительно, была инициирована неким элитным кланом. Если так, то отвод колонн от Москвы перестает выглядеть какой-то загадкой: этой «кремлевской группировкой», по всей видимости, был выдвинут ряд требований непосредственно тем, у кого в руках находятся рычаги управления. И эти требования в той или иной форме были приняты и удовлетворены. Поэтому мятеж остался лишь мятежом, а не перерос в госпереворот.

Что это за требования – сказать сейчас сложно, но, надо полагать, по некоторым ближайшим действиям властей и изменениям конъюнктуры скоро станет понятно, поэтому нельзя исключать того, что в ближайшее время РФ ждут некие значительные перемены.

Нет, тут, конечно, можно сказать, что все это чистой воды конспирология и не более того: что Пригожин действовал сугубо по своей инициативе, а Кремль, как всегда (и тут даже удивляться не приходится), все проморгал. Но тогда выходит, что ни одного из тех белых пятен и темных мест не закрывается. Череда сплошных знаков вопроса. На стихийность и недосмотр можно списать одно-два действия, но не строго спланированную операцию, которая теряет всякий смысл, если к ней не прибавить вот этой самой «конспирологии», которая к тому же уж не такая и «конспирологичная», как может показаться на первый взгляд. Так как не стоит думать, что все «кремлевские башни» довольны официальным курсом и полностью и безоговорочно разделяют тезис о том, что все идет по плану (которого никто не понимает). Наоборот, по многим косвенным признакам можно сделать вывод, что элита этим планом недовольна. Что, в свою очередь, является серьезным сигналом для того, чтобы эту версию из «конспирологии» перевести в разряд «наиболее вероятных».

*Признан в РФ иностранным агентом

Автор: Алексей Мошков