Почему Путин не хотел этой войны. Чего он ждал

1.2k views
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Владимир Путин не хотел этой войны. Как мог ее старался избежать или уж по крайней мере — оттянуть. Просто по одной приичне — потому что к глобальной войне мы чуть-чуть не успели подготовиться. Не в экономическом плане, нет, здесь-то как раз мы оказались подготовлены лучше, чем, наверное, сами от себя ожидали. И в позиционной войне на Украине даже натасканную и нафаршированную украинскую армию мы рано или поздно раздолбаем.

Путин ждал другого, и чуть не успел. Не успели в гонке стратегического ядерноого вооружения, хотя большинство наших экспертов как раз и считает это чуть ли не главным нашим козырем.

Давайте разберемся. На 24 февраля последней нашей чудо-ракетой считался гиперзвуковой Циркон. Который не возможно сбить и об успешном испытании которого наши Вооруженные силы отчитались за два месяца до начала военной операции.

Но… В случае если мир вступит в глобальную ядерную войну для нас имеет смысл нанесения ядерного удара только по главному центру принятия решения — по США, все остальное — это будет стрельба по воробьям. Но у Циркона дальность полета — 1,5 тысячи километров, ни с какого места до Вашингтона он не достанет.

Кроме одного. С подлодки в нейтральных водах Атланического океана. Это — 450 километров до побережья США. Но вы слышали что-нибудь об этом? Наверное, если бы такое было, наши Вооруженные силы уже объявили бы об этом. Ведь в современном мире для того, чтобы избежать той самой Третьей мировой войны, необходимо доносить до противника максимально пугающую информацию. Это и является эффектом сдерживания. Эффектом не начала такой войны.

К тому же США, как мы знаем, понимают только то, что имеет конкретную угрозу для территориии Штатов и их объектов. Все остальное для них — что Ливия, что Афганистан, что Украина… В любой момент Байден может зевнуть и сказать: «Устал, давайте теперь что-нибудь другое. А что, старина Саддам еще жив?».

Другие наши ракеты — «Калибры» и «Кинжалы» — тоже, конечно, хороши, их тоже можно снабдить ядерной боеголовокой и практически невозможно сбить. Но они тоже летят на 1,5 — 2 тысячи километров. До Северной Америки у них просто не хватит топлива. А увеличивать размер топливных баков тоже не получится — потому что увеличение количества топлива увеличивает массу ракеты. А для всё большей массы нужно всё больше топлива. Получается своеобразный замкнутый круг, в котором топливо как бы «возит само себя».

А как же, вы скажете, наша знаменитая «Сатана»? Так ее прозвали в НАТО, у нас она называется «Воевода». В лучшей своей модификации она способна «улететь» на 16 000 километров, что гарантированно хватит для Вашингтона. Расстояние от Москвы до Нью-Йорка, к примеру, – всего 7700 км, от Бурятии до Техаса — почти 12 000 км.

А вот тут есть нюансик. Представьте, что мы запустили по США десять «Воевод» (другие нужны для других недружественных стран).  А они — свои десять таких же ракет с каждой своей базы НАТО — в США и Европе — по нам. Вероятно, система ПВО большинство из таких ракет словит, но по кому будет нанесен более разрушающий удар? Теми, что все-таки долетят. Еще раз. Имею ввиду не Европу — она не центр принятия решения и от того есть она или в результате глобального потепления уйдет под воду — ничего не изменится. Имею ввиду Россию и США.

Ответ очевиден, и он не очень хорош. Даже несмотря на ранее вроде бы работающий паритетный договор о ракетах средней и меньшей дальности.

Вообще, кроме «Сатаны», у нас уже в XX веке стояло на вооружение достаточно количество баллистических ракет. Которые летят не по прямой и кратчайшему расстояния, а, говоря упрощенно, как бы навесом. Они летят через космос. Через пространство, в котором нет воздуха, а значит нет и сопротивления. А значит ей и не нужно такого огромного количества топлива, чтобы лететь все эти 16000 километров с включенным двигателем.

Двигатель баллистической ракеты работает только в начале, чтобы преодолеть атмосферу — до высоты порядка 100-150 км. Дальше она летит уже по инерции, включая лишь небольшие двигатели для корректировки траектории.

Сейчас у армии России есть сразу несколько видов таких ракет. Например, «Тополь-М» стартует с подвижного тягача на колесах, «Булава» с подводной лодки, причем прямо из под воды — скрытно. Но у них у есть один важный минус – все та же дальность полета.

Если же вернуться к нашей дальнобойной ракете, которая у нас была на 24 февраля 2022 года, — «Сатане», то необходимо отметить, что лететь ей до Вашингтона придется через Арктику — по кратчайшему расстоянию до США.

А, как вы понимаете, американцы тоже понимают с какого направления к ним прилетит, поэтому на всем «фронте», с которого может прилететь, у американцев и выстроена система ПРО (противоракетной обороны).

При этом, как мы помним, баллистические ракеты летят по инерции. То есть они не могут значительно маневрировать в полете. Не могут свернуть в сторону на 90 градусов. Именно поэтому «Сатана» не может «облететь» американскую ПРО. Потому что, чтобы ее облететь – нужно изначально направить ракету в сторону, которая никак не попадает в США.

И тут появился «Сармат»…

И мы его получили — в конце апреля. Главная фишка «Сармата» заключается в невероятной дальности полета, при которой ракета может еще и маневрировать, уворачиваясь от американской ПРО.

Ведь сообщается, что «Сармат» может долететь до США через Южной полюс. То есть американцы выстроили свою ПРО, исходя из логики нападения с севера, а с юга у них все открыто. Они ведь не думали, что баллистическим оружием по ним выстрелит Мексика или Чили.

Таким образом, Россия как бы обошла США с тыла и сделала бесполезной всю американскую ПРО.

Да, они могут начать строить новую ПРО, но нужно понимать, насколько это дорого и насколько это долго. Даже свою текущую (северную) ПРО американцы еще не до конца достроили. А ведь у них для этого были самые сытые и благополучные годы.

Сейчас же намечается глобальная рецессия. Даже не рецессия, а стагфляция. Откуда в таких условиях брать ресурсы на новую ПРО?

Помимо большой дальности, «Сармат» обладает еще и большой скоростью на старте.

Это означает, что он гораздо быстрее выходит в космос, чем все его предшественники. Сделано это потому, что любая баллистическая ракета наиболее уязвима, пока она находится недалеко от земли.

То есть, по-идее, «Сатану» могут сбить еще при взлете. Ну, если повезет, конечно. Сбить же «Сармат» вряд ли получится – на это просто не останется времени – он уходит на недосягаемую высоты в течение нескольких десятков секунд.

Думаю, Путин ждал «Сармат». Ждал — для того, чтобы максимально обезопасить Россию. Потому что «Сармат» — это та ракета, от которой территоррия США гарантированно изменится. Многие эксперты даже спорят — изменится треть побережья или все, целиком!

Хотя, скорее всего, Путин ждал даже не весны, а как минимум — осени. Именно тогда в Вооруженные силы РФ поступят первые пять комплексов «Сармата» — и только тогда мы окончательно закрепим наше стратегическое ядерное преимущество. Всего же, по словам Главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина, таких комплексов у нас будет 46.

Пока же — до осени, как мне кажется, мы все еще уязвимы — гораздо более, чем США. И именно поэтому Путин ждал. И случилось 24 февраля только потому, что ждать уже не было никаких сил. Видимо, на столе у Главнокомандующего оказались такие факты и такие натовские планы, что не дождались даже «Сармата».